» » Партия Владимира Плахотнюка признала, что давит молдавский бизнес


Партия Владимира Плахотнюка признала, что давит молдавский бизнес

Правоохранительные органы, подчиняющиеся ДПМ, установили поборы для предпринимателей.

12 окт 2017, 17:25
© Фото с сайта
vfokuse.md


Вице-председатель Демократической партии Молдовы (ДПМ) Сергей Сырбу признал, что правоохранительные структуры, подчиненные ДПМ, устраивают поборы бизнесменов. Он отметил, что в ближайшее время ситуацию будут менять и в Парламент будет подана законодательная инициатива об улаживании споров с предпринимателями.

По словам Сырбу, в предложение будет включено укрепление механизмов защиты от чрезмерного контроля со стороны полиции, в том числе обысков и актов, останавливающих работу предприятий, уточняет OMG.

Политик подчеркнул, что вначале правоохранителям придется задействовать все мирные методы улаживания конфликта. В противном случае действие будет нарушением прав и караться по всей строгости закона.

Примечательно, что полиция и МВД находятся под руководством ДПМ с 2015 года. Ранее в подчинение партии попала Генеральная прокуратура и Центр по борьбе с коррупцией.

Напомним, что ранее историк, политолог и парламентарий Молдовы (2010 по 2014 годы) Зураб Тодуа рассказал редакции SNG.Today о деятельности Владимира Плахотнюка и Демократической партии. По его мнению, несмотря на заявления о демократии, появление ДПМ на молдавской политической арене привнесло небывалую для Республики жестокость. Именно в последние два года, когда позиции ДПМ стали особенно сильны, в государстве появились политические заключенные. Десятки чиновников, не замеченные прежде в преступлениях, получили обвинения в коррупции. При этом окружение многих из них утверждает, что обвиняемые на самом деле не имели отношения к противоправной деятельности.

Зураб Тодуа подчеркнул, что работа ДПМ не стимулирует экономическое развитие Молдовы, и ситуация ухудшается с каждым днем.

«По моему мнению, Молдова переживает самый худший период своей истории. Даже в 90-х годах было легче, по крайней мере, тогда у людей была надежда на будущее. Сейчас и этого нет», - отметил эксперт.