» » Кому выгодно дискредитировать «Омск Карбон Могилев»

Кому выгодно дискредитировать «Омск Карбон Могилев»

Татьяна Хорошавина, председатель Совета Союза «Омская торгово-промышленная палата»:
Реальная цель кампании, развернувшейся вокруг проекта завода технического завода в Могилеве – дискредитация экономической политики президента республики Беларусь.

15 авг 2019, 14:47 © Фото с сайта
Омск Карбон Групп









Одним из ключевых направлений деятельности Омской торгово-промышленной палаты является содействие предпринимателям региона в выстраивании деловых связей с ближним и дальним зарубежьем. И с республикой Беларусь у нас сложились самые тесные отношения. На всех уровнях. Могу привести массу примеров успешного экономического сотрудничества, но, наверное, самый заметный из них — реализация на основе омских инвестиций проекта по строительству завода технического углерода в Могилеве.  
Но, к сожалению, говорить об этом уникальном проекте сегодня приходится не в самом приятном контексте. Мы регулярно проводим мониторинг белорусских СМИ и в последнее время все чаще сталкиваемся с крайне агрессивными публикациями, связанными со строительством завода. Предприятие еще не запущено, а против него уже, по сути, ведется настоящая информационная война, в ходе которой завод пытаются представить неким исчадием экологического ада. Честно сказать, ничего, кроме недоумения, это не вызывает.
Хорошо помню, как рождался проект. В 2013 году в Минск поехала представительная омская делегация во главе с губернатором Виктором Назаровым. Я была в ее составе. Визит не являлся каким-то экстраординарным событием — контакты на таком уровне были обычным делом.
Александр Лукашенко еще с 90-х годов занимается выстраиванием прямых конструктивных связей с российскими территориями. Способствует формированию рынка сбыта для белорусских предприятий, продвигает их продукцию, инициирует совместные проекты. На мой взгляд, стратегия очень эффективная и взаимовыгодная.
А по итогам того визита состоялось рабочее совещание с участием президента. На этой встрече выступил, в том числе, и председатель совета директоров «Омсктехуглерода» Валерий Каплунат. С докладом, касавшимся перспектив реализации на территории республики проекта по строительству завода технического углерода. 
Собственно, вопрос о необходимости создания в рамках нефтехимического комплекса Беларуси такого предприятия на повестке стоял давно, и активно прорабатывался на правительственном уровне. Это позволило бы полностью устранить импортную зависимость республики в стратегическом продукте, без которого невозможно производство шин всех видов, резинотехнических изделий, пластмасс, и, по сути, создать новую высокотехнологичную отрасль.
По тем вопросам, которые Александр Лукашенко задавал как потенциальному инвестору, так и членам своего правительства, было хорошо видно, что он, что называется, глубоко в теме, системно владеет ситуацией, тщательно изучил все экспертные заключения, в том числе, связанные с экологической составляющей.
Решение, можно сказать, было принято на наших глазах – прямо на совещании Александр Григорьевич дал поручение развернуть подготовку инвестиционного соглашения. Думаю, что поддержка президента в данном случае стала ключевым фактором, ибо без такого высокопрофессионального и детального внимания руководства страны проект вряд ли бы состоялся.
Церемония закладки капсулы в строительство завода технического углерода, СЭЗ «Могилев», 2014 год.
Ну, а дальше началась его практическая реализация. Поскольку проектировщиков предприятий данного профиля в России, увы, не осталось, разработкой проекта занялся гомельский институт ГИАП – ведущий проектировщик всего нефтехимического комплекса республики Беларусь. Эта организация сохранила и кадровый потенциал, и профессиональные компетенции. На уровне самых высоких мировых требований. 
Строила завод белорусская государственная структура, и ее компетентность тоже не вызывает никаких сомнений. Достаточно сказать, что сейчас этот подрядчик выполняет львиную долю работ по строительству в республике атомной станции. Иными словами, проект является белорусским никак не в меньшей степени, чем российским. Инвестор в данном случае выступает в роли заказчика.
Реализация данного проекта – это очередной шаг в инновационном развитии, это перенос научно-технических знаний и опыта российского лидера в производстве технического углерода, классифицированного в Европе как нанопродукт. 
Это пример перехода на принципиально новый уровень международного взаимодействия, создающего общее пространство со свободным перемещением товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. На этом конкретном примере мы наблюдаем реализацию эффективной модели трансферта конкурентных технологий в рамках Евразийского Экономического Союза. Благодаря поддержке местных и республиканских органов власти Республики Беларусь, это стало возможно на практике.
А теперь очень простой и логичный вопрос: против кого направлена агрессивная информационная кампания, которая ведется, по сути, с самого начала строительства завода, и какие цели она реально преследует? Ведь очевидно, что это именно целенаправленная кампания. Под нее подведена организационная основа – создан некий комитет для координации действий, распространяются петиции, собираются подписи граждан. С удивительной оперативностью распространяется техническая информация, разумеется, препарированная в соответствующем ключе, причем чьей-то вполне провокационной рукой. Да и вообще, вряд ли рядовые жители способны покупать хостинг, разрабатывать и поддерживать сетевые ресурсы, которые проявляют чрезвычайную активность именно в тех регионах республики, куда удается привлечь инвестиции.
Я не политик, никогда не погружалась в сферу политтехнологий, но версий относительно потенциальных выгодоприобретателей информационной войны, объявленной проекту в Могилеве, на поверхности не так уж много. Ну, например, наверняка заинтересованы в том, чтобы максимально затормозить запуск завода, крупные игроки мирового рынка технического углерода. Для них это по-настоящему опасный конкурент. 
У самозваных экологических активистов, скорее всего, свой вполне осязаемый интерес. На благодатной теме защиты окружающей среды легко создать узнаваемый образ оппозиционера-борца, заработать стартовый политический капитал, который впоследствии можно конвертировать в голоса избирателей.
Что еще? Наверное, теоретически нельзя исключить, что деструктивные силы видят в этой ситуации и определенные плюсы. Они считают, что можно канализировать протестные настроения из политической сферы в экологическую. Промышленные объекты превратить в главный раздражитель населения и таким образом, как бы выполнить функцию протестного громоотвода. 
Правда медийные «киллеры», использующие ложь как инструмент формирования общественного мнения, никогда не смогут обеспечить полноценную социальную мобилизацию неравнодушных граждан. Фактически мы видим затейливое конструирование организованных группировок «разрушителей промышленности», рвущихся в политику.   Это крайне враждебная альтернатива практической помощи белорусскому обществу в решении конкретных и острых задач. 
Впрочем, не вижу смысла рассматривать разного рода конспирологические версии, поскольку главный вывод, на мой взгляд, лежит на поверхности. Реальной целью информационных атак на завод является дискредитация экономической политики президента Александра Лукашенко, построенных им государственных институтов, созданной в Беларуси управленческой модели. 
Нагнетание экологической истерии решает только одну задачу: как можно сильнее раскачать лодку. И никто, разумеется, не думает о тех угрозах, которые это увлекательное занятие создает для экономики республики. Между тем, цена может оказаться очень высокой. Ведь, по сути, профессиональные борцы за экологию наносят удары по экономической независимости Беларуси, а значит, и по независимости политической. Ибо независимость любой страны определяется ее экономическим базисом, наличием высокоразвитой многоотраслевой промышленности.
Собственно, политика Александра Лукашенко как раз и направлена на создание такой базы. Развиваются отрасли, способные производить технически сложную, наукоемкую продукцию, белорусские предприятия вовлекаются в международную кооперацию, формируются свободные экономические зоны, создаются максимально привлекательные для инвестора условия. На эту работу заточены все государственные институты. 
А тем временем из Могилева и не только из Могилева поступают громкие сигналы: инвесторы, не ходите в Беларусь. Здесь вы столкнетесь с псевдоэкологическими активистами, которые спекулируют на чувствах людей, создают атмосферу психоза и истерии, дискредитируют местную власть, природоохранные и прочие надзорные органы. Они не боятся распространять лживую информацию и агрессивно навязывают населению свою мракобесную точку зрения.
Ведь вся кампания против проекта «Омск Карбон Могилев» построена исключительно на фейках. Ну, например, я читаю на белорусских сайтах, что доказательством экологической вредоносности завода, оказывается, служит опыт эксплуатации аналогичного производства в Омске. Якобы оно сопровождается большими выбросами сажи, которая сорбирует и концентрирует массу других опасных веществ. И что предприятие вообще использует морально устаревшие технологии и системы очистки и является едва ли не главным отравителем атмосферы мегаполиса.
Извините, но это бред. Используя устаревшие технологии, невозможно выигрывать конкурентную борьбу у крупнейших мировых корпораций. Ведь «Омсктехуглерод» поставляет на экспорт не сырье, а продукт высокого технологического уровня. Сегодня это реально один из лучших в мире проектов, в том числе, с точки зрения экологической составляющей. У омских надзорных органов к нему нет никаких претензий. За многие годы здесь не зафиксировано ни одного случая нарушения природоохранного законодательства, хотя проверяется завод постоянно. И не потому не зафиксировано, что его руководители откупаются от проверяющих взятками, а потому что требования закона действительно неукоснительно соблюдаются. 
Для тех, кто знаком с омскими реалиями, не составляет труда заметить, что на сетевых белорусских ресурсах распространяются фейки, что называется, второй свежести. Ранее они по полной программе были отработаны в Омске, да и то на одном желтом издании. Правда, задачи при этом решались по принуждению к выплате криминальной ренты, но содержание и режиссура информационной кампании абсолютно идентичны.
Бороться с массированными фейковыми атаками чрезвычайно сложно. Они не являются критикой, вскрывающей какие-то реальные недостатки, которые можно устранить. Но нельзя устранить то, чего нет. Какая-либо конструктивная реакция здесь в принципе невозможна. Да ее на самом деле никто и не ждет. Стоит задача загнать выбранный для нападения объект в угол, создать для него ситуацию безысходности, когда вообще не понятно, что делать. Потому что вся кампания, по сути, сводится к одному лозунгу: такого проекта просто не должно быть.
Их не волнует, что продукт, который будет выпускать завод, нужен белорусским предприятиям. Он является важнейшим компонентом в производстве шин, резинотехнических изделий, пластмасс. Без него не может обойтись электронная промышленность, полиграфия, не изготовишь компьютеры, системы очистки крови и много чего еще. Даже активированный уголь, который те же экологические активисты покупают в аптеке, чтобы снять похмельный синдром, есть не что иное, как чистый «вредоносный» углерод.
Понятно, что технический углерод можно покупать за рубежом. Только скажи – потенциальные поставщики в очередь выстроятся. Но ведь на мировом рынке все можно купить. Зачем производить в республике шины для «БелАЗов», трактора, которых в Белоруссии выпускается в несколько раз больше, чем в России, станки, горнодобывающее оборудование и т. д. – все эти производства тоже создают нагрузку на окружающую среду.
А еще давайте поставим на прикол все автомобили. Ведь в том же Могилеве, согласно официальным данным, доля промышленных предприятий в общем объеме выбросов в атмосферу составляет только 13 процентов – главным загрязнителем является именно автотранспорт. Безусловно, улучшится экология, если вдобавок остановить электростанции, которые сжигают углеводороды и выбрасывают в атмосферу углекислый газ.
Можно вообще превратить Беларусь в сплошное зеленое поле. Но где тогда будут работать населяющие ее люди? Из каких источников будет формироваться бюджет? За счет чего финансировать образование, здравоохранение, социальные программы? Ведь высокий уровень жизни в развитых странах обеспечивает именно промышленный потенциал, способность производить технически сложную продукцию и выигрывать с ней конкуренцию на мировом рынке. А по логике радикальных экологических активистов, идеальный вариант – превращение Беларуси в банановую республику.
Конечно же, состояние окружающей среды – важнейшая составляющая жизни общества. И в современных условиях неукоснительное выполнение требований природоохранного законодательства является обязательным условием реализации любого серьезного проекта. Именно соблюдение законов является единственно возможным способом установление баланса в отношениях между промышленностью и местными жителями. Никаких иных разумных критериев просто нет.
И создание атмосферы психоза вокруг проекта, отвечающего всем международным экологическим стандартам, точно не является борьбой за улучшение окружающей среды. Ситуация идет по замкнутому кругу. Активисты забрасывают жалобами надзорные, правоохранительные органы, требуют проверить завод на предмет соответствия природоохранного законодательства. Прокуратура проверяет и сообщает заявителям, что проект соответствует всем установленным в республике экологическим нормам. После чего в сетях заводится песня о продажных чиновниках, о том, что владельцы предприятия всех купили, чтобы безнаказанно травить людей. И пишутся новые заявления с требованиями проверить уже якобы коррумпированных чиновников.
Самое печальное, что люди могут верить фейковой информации. Совершенно очевидно, что это не только проблема инвестора, который вынужден осуществлять проект во враждебной медийной среде. Ведь псевдоэкологи, фактически, пытаются взять на себя функции государства. Публично дискредитируется местная власть, надзорные органы, в регионе искусственно создается очаг социальной напряженности, а свободная экономическая зона, созданная в Могилеве по инициативе президента, превращается в пугало потенциальных инвесторов.
Понятно, что радикальные активисты не способны остановить реализацию проектов и разрушить модель, выстраиваемую Александром Лукашенко, но внести определенный раскол в белорусское общество и нанести ущерб экономике республики они, безусловно, могут…

Добавьте «sng.today» в свои источники ⟶