» » Водно-энергетические амбиции Рахмона могут разбиться об искусную политическую игру Ташкента

Водно-энергетические амбиции Рахмона могут разбиться об искусную политическую игру Ташкента

Эксперт считает, что негативных последствий от строительства Рогунской ГЭС Узбекистану избежать не получится.

11 мар 2018, 20:44 © Фото с сайта
News.tj









Завершился официальный визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан. Без малого 20 лет прошло с тех пор как последний раз первое лицо Узбекистана побывало с государственным визитом в соседней стране.

Между Узбекистаном и Таджикистаном подписан пакет документов из 27 соглашений. В рамках соглашений достигнута договорённость о безвизовом режиме для граждан обеих государств. Силовым ведомствам даны полномочия сотрудничать в борьбе с трансграничной преступностью, ожидается скорое окончании делимитации узбеко-таджикской границы, заработают пункты пропуска через границу. Символическое значение приобрело восстановление ранее демонтированного участка железной дороги, которая ранее являлась транспортной артерией для Таджикистана.

В отличии от узбекских официальных медиа, которые охарактеризовали визит как «плодотворный», таджикские СМИ сообщают о происходящем с мало скрытой эйфорией.

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института СНГ РАН Андрей Грозин скептически оценил происходящее.

— Даже если будет "самая добрая воля" с двух сторон, есть объективные законы политической динамики: "чтобы выйти из тупика, куда обе стороны загоняли свои двусторонние отношения, одной встречи недостаточно — может о себе дать знать ловушка завышенных ожиданий, — заявил эксперт Sputnik-tj.com в преддверии визита.

В тоже время, президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своём заявление для прессы по итогам встречи с узбекским коллегой, касаясь наиболее чувствительной проблемы водопользования, строящихся гидроэнергетических сооружений отметил:

— Мы искренне приветствуем поддержку Узбекистана в вопросе развития гидроэнергетических сооружений в Таджикистане, в том числе Рогунской ГЭС.

На первый взгляд «сенсационное» заявление таджикского лидера лежит в фарватере политики президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, который с первых дней своего избрания анонсировал политику по сближению со странами региона.

Но в тоже время, не может быть оставлена без должного внимания молчаливая пауза, которую взяло узбекское внешнеполитическое ведомство, на официальном сайте которого долгое время не появлялось совместное заявление лидеров двух стран. Скорее всего, именно, упоминание Рахмоном поддержки Рогуна стало тому причиной.

Ведь до этого именно Рогун, являлся тем самым камнем преткновения между Ташкентом и Душанбе. Узбекистан обоснованно опасается, что запуск электростанции значительно сократит водный сток реки. С учётом колоссальной зависимости сельского хозяйства густонаселённого Узбекистана от воды, уменьшение её объёмов может нести непоправимые последствия для узбекского населения и его экономики. Эти обстоятельства не может не учитывать официальный Ташкент.

— При этом негативных последствий строительства Рогунской ГЭС для Узбекистана, по мнению господина Грозина, полностью избежать не получится. Узбекские фермеры действительно будут вынуждены обходиться меньшим количеством воды, что потребует в значительной мере перестроить производство сельскохозяйственной продукции, — приводит слова аналитика Kommersant.ru.

Несмотря на то, что Мирзиеёв ведёт внутреннюю политику по либерализации каримовского режима, во внешней политике он, скорее всего, не сможет далеко уйти от генеральной линии своего предшественника и собственноручно вручить столь внушительный инструмент влияния на свою страну в руки вчерашнего оппонента в лице Таджикистана.

В свете того, что Таджикистан до сих пор не присоединился ни к одной из конвенций ООН, регулирующих трансграничные водные ресурсы, вызывают оправданные сомнения искренность заверений таджикского лидера о том, что его страна «не создавала проблем для соседей в части водопользования и не собирается делать этого в будущем, никогда и никоим образом не оставит своих соседей без воды».

Тем более сомнительным и непонятным выглядит столь скорополительные заявления о водных вопросах, затрагивающих интересы всего региона в преддверии Саммита глав государств стран Центральной Азии в Казахстане.

Тем самым решая все спорные вопросы с Таджикистаном, Мирзиёев, скорее всего, лишает таджикского коллегу рычагов влияния на более мощный в экономическом и политическом аспекте Узбекистан, вселяя надежду о совместном Рогуне.