sng.today » Армения » Эксперт объяснил особенности внешней политики Армении

Эксперт объяснил особенности внешней политики Армении

Во внешней политике республики переплетаются диверсификация отношений и максимальное обеспечение собственной безопасности.

22 янв 2018, 05:00 © Фото с сайта
cdn.ru










Кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета, эксперт Российского совета по международным делам Сергей Маркедонов рассказал редакции SNG.Today, что на самом деле стоит за последними политическими событиями в Армении. Специалист пояснил, почему оппозиционный парламентский блок «Елк» так настаивает на выходе Республики из ЕАЭС, как в России относятся к армяно-европейскому Соглашению о всеобъемлющем и расширенном партнерстве и каковы особенности внутренней политики Армении.

Как вы думаете, что на самом деле стоит за инициативой оппозиционного блока «Елк» по выходу из ЕАЭС? Действительно ли, как говорил зампредседателя комитета Госдумы по делам СНГ Виктор Водолацкий, блок выполняет волю западных партнеров?

- Во-первых, не надо рассматривать любые процессы и проблемы на постсоветском пространстве, в Армении и других странах, которые поддерживают очень близкие, союзнические отношения с Россией, только сквозь призму конкуренции с США. Я не думаю, что «Елк» - это приоритетный американский проект, и если блок окажется у власти, то его представители первым делом начнут выходить из ЕАЭС. Естественно, Вашингтон не заинтересован в сохранении Россией доминирующих позиций в Закавказье. Но у появления такого оппозиционного блока, как «Елк» есть внутренние причины. Почему есть определенное недовольство Россией в Армении? Оно возникло в армянском обществе не столько из-за членства республики в ЕАЭС, сколько из-за вопросов безопасности. Не забывайте, Армения вовлечена в многолетний неразрешенный конфликт с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, у страны нет дипотношений с Турцией, а две из четырех ее сухопутных границ закрыты.Отсюда и болезненная реакция, прежде всего, на сотрудничество Москвы и Баку в военно-технической сфере. Вдвойне остро эта проблема воспринимается в контексте эскалации в Карабахе в апреле 2016 года.Я не могу сказать, что критические в отношении России настроения собирают огромное количество почитателей в Армении. Но они есть.

Второй момент заключается в том, что ЕАЭС, по крайней мере, пока, не дает каких-то очевидных дивидендов в краткосрочной перспективе. Эти настроения тоже присутствуют, и политики пытаются их определенным образом обыгрывать.

Третий момент заключается в том, что в Армении всегда присутствовало намерение диверсифицировать внешнюю политику. Нельзя все яйца складывать в одну корзину. Нужно взаимодействовать не только с Россией, но и со странами Запада.

Считать эти настроения каким- то критическим вызовом для российско-армянских отношений, наверное, не следует. Безусловно, американцы хотели бы ослабления российского влияния на Кавказе, иллюзий по этому поводу быть не должно. Но нельзя только к этому все сводить – внутри самого общества есть серьезное недовольство, вот это мы должны видеть. Это полезно для самой России во избежание возможных ошибок.

Что касается гипотетического прихода «Елк» к власти…Я вам напомню, как Левон Тер-Петросян, который был членом комитета «Карабах», который считался записным антисоветчиком в конце 80-х - начале 90-х годов, впоследствии стал президентом. Именно при нем Россия стала стратегическим союзником Армении. Именно при нем, так называемом «западнике», был подписан основной блок документов, касающиеся российского военного присутствия и стратегического взаимодействия.

Любой армянский политик, какой бы ни была его фамилия, может быть оппозиционером и говорить, что угодно. Но он не сможет отменить несколько важных моментов.

На сегодняшний день у Армении нет четких перспектив вступления в НАТО и Европейский Союз. Главнейшим вопросом Республики является безопасность. Так почему таких перспектив нет? Все элементарно. Турция – член НАТО и никто ее оттуда исключать не собирается. Отношения между Турцией и США сложные, как и между Турцией и НАТО, но выгонять это государство из Альянса, скорее всего, не будут. Раз так, то для Армении перспектив вступления нет. А без этого нет и твердых гарантий безопасности со стороны Запада. И потом не забывайте, о том, что у США, НАТО и ЕС есть свои интересы и к Азербайджану, их тоже никто ради Еревана не отменит.

Россия является одним из гарантов безопасности Армении. Речь идет не только о миротворчестве вокруг Нагорного Карабаха, а о том, что военная база, которая есть в Гюмри, сдерживает Турцию. Если бы ее не было, я не знаю, как турки могли бы себя повести в той или иной ситуации. Взять хотя бы в качестве примера случившееся в апреле 2016 года.

В то же время ЕС находится в сложной ситуации. Я не думаю, что расширение этой структуры – это перспектива завтрашнего дня.

Понимая все это, любой политик в Армении будет выстраивать отношения с Россией. Как говорил один мой ереванский коллега, «другой России у нас для вас нет». То, что Россия и Армения не полностью тождественны…а что в этом страшного? А что, интересы США и Израиля, которые тоже стратегические союзники, полностью тождественны? Нет, конечно.

Давайте не видеть американские «руки под кроватью» везде, и помнить, что это конкуренция. Вообще все эти рассуждения мне напоминают боксера, который вышел на ринг, а потом обижается, что там его бьют. Если уж вышел на ринг, будь готов к тому, что твой соперник тебе не подарит цветы, а навяжет тяжелый бой.

Помимо внешнего фактора, есть и внутренние причины. Есть собственная динамика российско-армянских отношений, есть определенное недовольство, есть завышенные ожидания. Из Еревана многое видится иначе, не так, как мы бы видели это в Москве. Это нормально, с этим надо работать. Не созерцать, конечно, но активно работать.

Как, по вашему мнению, влияет членство в ЕАЭС на экономику Армении? Можете назвать приблизительно, итоги, на ваш взгляд?

- Я сразу хочу отметить, что я не экономист. Поэтому просто некоторые общие соображения. Надо понимать, в какой стадии находится эта интеграционная структура. Она в стартовой стадии. Партнеры все еще притираются друг к другу, прорабатываются вопросы логистики, тарифов, взаимодействия. Нередко чисто технические сюжеты излишне политизируются.Новые постсоветские государства еще очень молоды, многое склонны воспринимать эмоционально, как угрозу своему суверенитету. Это еще все не устоялось, поэтому ждать на этом этапе каких-либо прорывов невозможно. Давайте еще не забывать санкционное давление на Россию. Это тоже момент важный. Он создает немало коллизий.

Люди, которые не вовлечены в экспертный анализ и не являются политологами или экономистами, имеют завышенные ожидания. Они считают, что раз мы вступили в ЕАЭС, то завтра уже должны жить чуть ли не при коммунизме. Но так не бывает.

Важно объяснять, в какой стадии находится ЕАЭС, популяризировать эту структуру. Если вы возьмете те же самые ЕС или НАТО, вы увидите, какие огромные средства тратятся просто на то, чтобы объяснять и пропагандировать их интеграционную идею. А вот в случае с ЕАЭС мы видим громоздкие таблицы, сложные модели. Но мы не видим популярных брошюр «Все, что надо знать о ЕАЭС», где на пальцах объясняется основной смысл евразийской интеграции. В итоге возникает вакуум, и его заполняют критики.

Мне кажется, что нужно проводить популяризацию выгоды, которую дает ЕАЭС Армении. Американцы это за нас это делать не будут.